31 янв. 2015 г.

Обвинения под копирку

Судебное заседание по делу 2 мая в Малиновском суде 31 января чуть было не перешло из подготовительной в основную фазу. Но неожиданный "ход конем" адвоката Андрея Каркищенко может круто развернуть ход процесса. В своем ходатайстве правозащитник попросил суд вернуть обвинительный акт в Генеральную прокуратуру для устранения нарушений закона.

Адвоката поддержали практически все обвиняемые и их защитники. Напомню, что подзащитные Андрея Каркищенко - граждане России Мефедов и Сакауов. В ходатайстве о возврате обвинительного акта в отношении Мефедова содержится перечисление многочисленных нарушений Уголовно-процессуального кодекса, отсутствие в реестре досудебного расследования (который прилагается к обвинительному акту при передаче в суд) важных и необходимых сведений. В частности, о том, что Мефедов после задержания его в Доме профсоюзов был из ГУВД переведен в больницу, где был вновь задержан сотрудниками СБУ. Недоумение адвоката вызывает факт, что в уголовном деле нет никаких сведений о гражданах А.Грибовском, С.Глизнуце и Тананушко, хотя изначально они также были подозреваемыми. Прекращено ли дело в отношении этих лиц, выделено ли в отдельное производство или окончено, - нет в документах ответа на эти вопросы. (По сведениям "Группы 2 мая", А.Грибовский по кличке "Академик" был отправлен на Донбасс при обмене  на военнопленных, С.Глизнуца и Тананушко объявлены в розыск). Отсутствуют и такие "мелочи", как дата и время получения заявления о совершении уголовного правонарушения, дата и время вручения уведомления о подозрении и т.д.
Ходатайство в отношении гр-на Сакауова было почти идентичным первому документу.
Сам Мефедов рассказал суду, что ему вручили два обвинительных акта - на украинском и на русском языках. Причем, по-русски документ был составлен с вопиющими грамматическими ошибками, хотя в суде работает судебный переводчик, которая весьма профессионально переводит как документы, так и ход судебного заседания.
Сакауов акцентировал внимание на том, что таким обвинительным актом нарушены его гражданские права и принцип презумпции невиновности.
Другие адвокаты отмечали  имеющиеся в материалах следствия "странности" с подозреваемым Посьмиченко: в одних документах он указан как подозреваемый, в других числится свидетелем.
Обвиняемый Дзюбенко считает, что с самого начала расследования прокуратура, вместо того, чтобы контролировать законность следственных действий, фактически помогала следователям фабриковать уголовное дело. И теперь обе инстанции - Следственный комитет МВД и Генеральная прокуратура - просто скинули свою ответственность на суд. Уголовное дело, по сведениям этого обвиняемого, составлено без опроса потерпевших и свидетелей и основано на показаниях одного человека - того самого Посьмиченко, то ли подозреваемого, то ли свидетеля. (Кстати, днем раньше в том же Малиновском суде состоялось первое заседание суда по обвинению гр-на Посьмиченко, эпизод с которым выделен в отдельное производство. Репортаж с этого заседания мы опубликуем в ближайшее время). Обвинительный акт - это одно большое правонарушение, считает Дзюбенко.
Недоумевал потерпевший Олег Константинов: его трижды вызывали к следователю, и он трижды рассказывал, что его ранили при выполнении им профессиональных обязанностей журналиста. Поэтому эпизод с покушением на его жизнь необходимо было выделить в отдельное производство в соответствии со ст. 171 УК Украины (препятствование законной профессиональной деятельности журналистов). Но следователи не сделали этого, а сам журналист, главный редактор интернет-издания Думская, почему-то в материалах уголовного дела проходит как ...безработный.
Обвиняемый Долженков считает, что дело политизировано, что представители Антимайдана в нем представлены люмпенами, в то время как в этом движении немало образованных людей. Кроме того, Долженков вновь указал на неправильную квалификацию дела в соответствии с УК и призвал прокуратуру "выудить из уголовного дела хоть что-то правдивое и кардинально переработать обвинительный акт".
Адвокат Друганов обратил внимание судей на то, что всем обвиняемым, кроме Долженкова, предъявлены абсолютно одинаковые обвинения - как если бы они были просто составлены под копирку.
Единственный, кто возразил против принятия ходатайства, была прокурор из областной прокуратуры, которая на этом заседании поддерживала обвинение.
Судьи взяли тайм-аут до понедельника, чтобы принять решение.
Их вердикт покажет - готова ли судейская коллегия пойти наперекор милиции и прокуратуре и позаботиться о правовой чистоте обвинительного акта, вернув его на доработку. Но, с другой стороны, если действительно обвинение строится на слабой доказательной базе, лишь заполнением пробелов в датах и числах такой чистоты добиться трудно. Чутье мне подсказывает, что будет принято компромиссное решение: обвинительный акт отправят для работы над ошибками, прокуратура исправит в нем лишь вопиющие несоответствия, но основной смысл документа останется прежним. И большое правонарушение так и останется большим.
Это сулит обвиняемым тяжелую борьбу за то, чтобы доказать свою невиновность (или меньшую, чем им инкриминируется, вину). А нам обещает как минимум нескучный процесс.
Кроме этого, на заседании было удовлетворено ходатайство интернет-издания "Таймер" о проведении фото- и видесъемки в зале суда (напомню, что в первый раз аналогичное ходатайство этого издания было отклонено). Также был выделен в отдельное производство эпизод в отношении обвиняемого Милютина, который 25 ноября прошлого года уехал из Одессы.
Сегодняшнее заседание было достаточно спокойным, хотя  перед залом заседаний присутствовало много активистов как с Куликового поля, так и с Евромайдана и из Правого сектора. Но обошлось без песнопений, провокаций и запугиваний. Да и милиции в этот раз было заметно больше.




































Комментариев нет:

Отправить комментарий