11 авг. 2015 г.

Прокурорские фантазии

Прокуратура отказала дочери в праве похоронить тело отца по надуманным основаниям. Дело о 2 мая 2014 года грозит превратиться в очередной позор правоохранительных органов.
25 июня мы писали о том, что спустя 14 месяцев следствие удосужилось провести опознание погибшего 2 мая 2014 года в Доме Профсоюзов Михаила Вячеславова. Рассказ об этих месяцах мытарств дочери, пытающейся похоронить отца, еще ждет своего Гюго или Хемингуэя. Мы же выражали облегчение по поводу того, что протокол опознания, наконец, составлен верно, и дочь может предать прах земле.

Череда бесконечных, бесцельных и бессмысленных генетических экспертиз, отписки следственных органов и откровенное хамство судмедэкспертов прервана. Вдова и дочь получили на руки  врачебное свидетельство о смерти, оформляют заявление о материальной помощи на захоронение и далее, согласно “Закону про поховання і похоронну службу”, препятствий нет.
Не тут-то было! Для того, чтобы захоронить тело человека, по факту смерти которого возбуждено уголовное дело, необходима маленькая формальность - разрешение прокурора. Это действительно формальность, поскольку все возможные манипуляции с телом за полтора года проведены, все, что можно было, и все, что следствие хотело сделать, - оно сделало. Повторяю, у следственно-оперативной группы ГСУ УМВД Украины, ведущей досудебное расследование, вопросов по данному трупу не осталось. Однако прокурор Александр Бабий в разрешении отказал. Под тем предлогом, что он “эти вопросы не решает - пусть решают в Киеве”. Пришлось обращаться в Киев.
И вот, 8 июля старший прокурор Генеральной Прокуратуры Украины И.Грицюк выносит постановление об… отказе в выдаче тела для захоронения. Руководствуется Игорь Васильевич следующим:
“У ході пред’явлення трупа для впізнання, проведеного 30.05.2014 року із громадянкою Вячеславовою О.М., яка є рідною дочкою Вячеславова М.М., вона не впізнала свого батька у пред’явленому їй тілі”. Дальше следуют длинные сентенции о молекулярно-генетической экспертизе. Не только следствие, но и вы, читатель, уже давно знаете то, что почему-то укрылось от внимания старшего прокурора - Елена Вячеславова не является биологической дочерью погибшего Михаила. И сам Михаил, в свое время стал в семье своих родителей приемным. Поэтому все рассуждения о “родной дочери” и “родном брате Василии” прокурора  с титулом из 7 строк можно смело отнести к его собственной буйной фантазии. Продолжим цитату: “На даний час видати його для поховання неможливо, оскільки слідством не встановлено достовірно особу померлого, і існує необхідність проведення додаткових слідчих дій, направлених на ідентифікацію трупа”. Вот так-то.
В мае 2014 года при проведении опознания Елене Вячеславовой следователем было предъявлено не тело пострадавшего, а фотография трупа. Без понятых. Без доступа к трупу. Да-да, именно так в половине случаев предъявлялись для опознания тела погибших одесскими следователями, прикомандированными к следственно-оперативной группе ГСУ. Это не единичный случай - мне о таком рассказывали и другие потерпевшие по делу о 2 мая. Не опросив Елену, не выяснив степень биологического родства, следователь назначила молекулярно-генетическую экспертизу. И именно результаты первой экспертизы были оглашены 30.05.2014, а “опознание” проводилось 18 мая. Ни дата, ни обстоятельства опознания в постановлении прокурора не соответствуют истине. И здесь Игорь Васильевич присочинил. Придется спросить у Генпрокурора, является ли богатая фантазия непременным условием работы в прокуратуре. Интересно, что старший прокурор второго отдела процессуального руководства досудебным расследованием и поддержания государственного обвинения управления надзора за соблюдением законов органами внутренних дел Генеральной прокуратуры Украины советник юстиции (так титулует себя И.Грицюк в ответе) прошел люстрацию. На сайте ГПУ сказано: “За результатами проведеної перевірки встановлено, що до Грицюка І.В. не застосовуються заборони, визначені частиною третьою або четвертою статті 1 Закону України “Про очищення влади”. 


Какие следственные действия собирается проводить Игорь Грицюк на 15 месяце следствия, которое и проводит-то не он, - неизвестно. В розыске на текущий момент не значится ни сам Михаил Вячеславов (значит, МВД уверено в идентификации тела), ни какой-либо другой гражданин, хотя бы отдаленно напоминающий тело под номером 1616, находящееся в морге Одесского бюро судебно-медицинских экспертиз.
Кстати, я попытался выяснить у начальника КП “Одесское бюро судебно-медицинских экспертиз” Г. Кривды, какие еще, по его мнению как специалиста в судебной медицине, исследования можно провести, чтобы опознать труп. Григорий Федорович со свойственной ему любезностью через полтора месяца ответил на мое письмо, что запрашиваемая информация относится к служебной и посоветовал обратиться к следственным органам. Попутно попеняв мне на то, что я не выслал ему в запросе ксерокопию своего удостоверения журналиста. Я, конечно, воспользуюсь предложением Григория Федоровича и выясню у следственных органов их мнение по вопросу, касающемуся области знаний профессора Кривды, но боюсь, они мне ответят стандартной фразой из бланка постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы: “поскольку для разрешения данного вопроса необходимы специальные знания”. А консультацию я получу у любого другого судмедэксперта.
А тем временем, идет 15 месяц, как дочь не может спать спокойно. Зато спокойно спится нашим чинодралам.

Автор статьи - Владимир САРКИСЯН

Комментариев нет:

Отправить комментарий