7 нояб. 2015 г.

Совет Европы дал неутешительную оценку расследованию одесской трагедии 2 мая 2014 года

                                                                                     Владимир САРКИСЯН


Опубликованные 4 ноября итоги работы Международной консультативной группы (МКГ) Совета Европы о ходе расследования одесских событий 2 мая 2014 года стали естественным результатом бездействия властей Украины. Изобилующий нелицеприятными для украинских силовиков выводами, 90-страничный доклад содержит ряд критических замечаний в адрес МВД, Генпрокуратуры и в целом для правоохранительной и юридической систем Украины.
В течение полутора лет власти пытались спустить расследование на тормозах, замалчивать его ход и всячески препятствовали обнародованию фактов, представляющих значительный общественный интерес.

Взято из открытых источников



Экспертно-журналистская комиссия “Группа 2 мая” неоднократно предупреждала о возможных негативных последствиях этих попыток для международного авторитета Украины. Уже спустя месяц после майских событий, на встрече с помощником генерального секретаря ООН по правам человека Иваном Шимоновичем, члены группы обращали особое внимание на потенциальную неспособность правоохранительной системы Украины расследовать события и дать адекватную квалификацию каждому преступлению, совершенному 2 мая.
С просьбами об оказании помощи в привлечении к расследованию экспертов международного уровня ”Группа 2 мая” обращалась ко всем международным миссиям на протяжении прошедших полутора лет. И эта поддержка была бы оказана. Но зарубежные эксперты и консультанты могут участвовать в расследовании лишь по приглашению украинской стороны. А этого приглашения, несмотря на громкие заявления министра внутренних дел Арсена Авакова, ни одна из стран Евросоюза, ни одна международная организация за это время так и не получили.
Не откликнулись власти и на призыв журналистов опубликовать данные экспертиз, чтобы хоть каким-то образом ответить на ложь, тиражируемую пропагандистами Российской Федерации. На протяжении полутора лет вопрос пожара в одесском Доме профсоюзов служил инструментом давления на Украину даже в стенах ООН. Увы, обязанность отбиваться от потока лжи была переложена исключительно на волонтеров. Причем, представители власти даже не озаботились опровергнуть собственные опрометчивые высказывания, сделанные непосредственно после событий. Именно таким государственным структурам, как МВД, ГСЧС и СНБО мы обязаны возникновению мифов о боевых отравляющих веществах, якобы примененных в здании на Куликовом поле, о множестве огнестрельных ранений, обнаруженных на телах погибших, о том, что жертвы были убиты до пожара. Ни одна из властных структур не удосужилась опровергнуть инсинуации на тему применения в Доме профсоюзов армейских зажигательных боеприпасов, о сотнях тел, якобы вывозимых в течение недели из подвалов под покровом ночи.
Разумеется, в этом случае пришлось бы объяснить и то, почему Греческая площадь, на которой начались кровопролитные столкновения в тот день, в ночь со 2 на 3 мая была тщательно убрана коммунальными службами города. Пришлось бы объяснить, почему Дом профсоюзов на следующий день после вывоза тел был открыт для доступа всем желающим, а постановление о том, что здание является уликой по делу, вынесено следователем через месяц после событий. Почему поиском важнейших улик - пулевыми отверстиями в стеклах, явно указывающими на то, что стрельба из боевого оружия велась изнутри помещения - пришлось заниматься журналистам, а не компетентным органам. Доклад Международной консультативной группы озвучивает эти факты теперь, к стыду украинских силовиков.
В качестве отдельного факта вопиющей некомпетентности и безразличия к собственным гражданам МКГ упоминает мытарства семьи погибшего в Доме профсоюзов Михаила Вячеславова (п. 121). “Я хожу на Куликово поле, потому что там мне радуются, разговаривают со мной, наливают чай”, - делился со своей бывшей супругой Михаил Михайлович - инвалид 2 группы по причине болезни психики. Он попал внутрь здания, поддавшись общей панике и погиб в огне на лестничной площадке. Несмотря на сильно поврежденное огнем тело, дочь и вдова его опознали. Однако, следствие, так охотно раздававшее тела погибших в первые дни после трагедии (в нарушение всех правил опознание проводили по фотографиям, а не по телам), в случае с Вячеславовым решило не торопиться. Полтора года проводились бесполезные молекулярно-генетические экспертизы, хотя кровных родственников Михаила в живых нет, его дочь - приемная. Экспертиза фотосовмещения (идентификация личности посредством сравнения фотографий черепа и прижизненных фото покойного), доступная любому медико-криминалистическому отделению бюро судебно-медицинских экспертиз, была проведена лишь после настоятельных требований экспертов “Группы 2 мая”. Она подтвердила личность погибшего. Но до сих пор прокуратура разрешения на захоронение так и не выдала, ссылаясь на мифические “следственные действия”, которые якобы проводит. Теперь доклад МКГ станет весомым доказательством в иске родственников погибшего к Украине в ЕСПЧ.
МКГ широко использовала материалы расследования “Группы 2 Мая”, признав их наиболее полным документом, описывающим события  того дня. Только собственное имя журналистской комиссии упоминается в тексте отчета около 60 раз. Эти материалы и ссылки на них выделены в отдельный раздел доклада (Приложение VII). Тем не менее, Международная консультативная группа не ограничилась этими материалами. Громадный массив данных собран группой в прокуратуре и МВД, путем опроса свидетелей, анализа публичных материалов. Выводы комиссии подтверждают опасения, которые члены общественной комиссии высказывали еще полтора года назад.
“Группа считает, что существенного прогресса в расследовании насилия в Одессе 2 мая 2014 года достигнуто не было. Несмотря на то, что подобный результат можно объяснить в какой-то степени частными проблемами, Группа считает, что перечисленные в настоящем докладе недостатки не позволили властям установить обстоятельства совершенных в Одессе преступлений и привлечь к ответственности виновных”, - гласит один из выводов МКГ.
Консультативная группа справедливо отмечает, что расследование пожара официальными органами не могло быть объективным априори, поскольку пожаротехническую экспертизу проводила сама ГосЧС. Равно как и МВД не могло обеспечить полной объективности в расследовании должностных преступлений спасателей - родственного ведомства. Можно лишь добавить к этому, что проведенная Николаевскими пожаротехниками экспертиза имеет объем… в три страницы.  Для сравнения: аналогичная экспертиза, проведенная членом “Группы  2 мая”, содержит более 30 страниц текста, схем и фотографий. Более того, николаевские эксперты подписали свое заключение, не выезжая в Одессу, не будучи на месте событий. Повторная пожаротехническая экспертиза, все же, назначена следователем Главного следственного управления, но лишь летом 2015 года.
К содержанию доклада можно лишь добавить вопросы, на которые и сегодня нет никаких ответов от официального следствия:
- почему подписанный полковником П. Луцюком план “Волна” не был должным образом зарегистрирован и, соответственно, введен в действие - кто саботировал его ввод? Именно этот человек и является настоящим виновником того, что зона беспорядков не была локализована и события перекинулись на Куликово поле;
- почему дежурный диспетчер ГСЧС майор Коева не исполнила Устав службы, не предусматривающий докладов вышестоящему начальнику до команды выезда наряда? Почему ее непосредственный начальник - полковник Губай, идентифицированный на технической записи диспетчерской, не указал ей на это? Тем более непонятно, почему Виктор Губай, покинувший службу после 2 мая, ныне снова служит заместителем начальника главка ГСЧС в Одесской области;
- почему розыскная ориентировка на бывшего начальника службы общественной безопасности полковника Фучеджи отсутствует на текущий момент в базе данных МВД и в базе данных Интерпола;
- куда делось огнестрельное оружие, изъятое в Доме профсоюзов - на сегодняшний день в материалах дела имеется лишь 9 изъятых образцов оружия? Причем, ни один из этих образцов не мог оставить огнестрельное повреждение оконного стекла, обнаруженное членами “Группы 2 мая”.
Безусловно, гигантская работа, проведенная коллективом сэра Николаса Братца, не отвечает на все вопросы. Задача ее иная - дать максимально независимую, беспристрастную оценку состоянию следствия. Увы, эта оценка такова, что за Украину становится стыдно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий