4 дек. 2015 г.

"Меня несколько раз ударили палками, забрали резиновую палку, обрызгали газом". Рассказ патрульного милиционера о событиях 2 мая


Владислав Сердюк
Одним из темных пятен в истории бойни, случившейся 2 мая 2014 г. в Одессе, является роль правоохранительных органов, а точнее милиции и военнослужащих внутренних войск. Несмотря на давно укоренившееся мнение, что "менты прикрывали колорадов и дали им возможность скрыться", не все так однозначно в действиях милиции и бойцов внутренних войск.


Как вели себя руководители одесской милиции 2 мая 2014 г., более-менее понятно. Дальнейшая их судьба тоже известна. Луцюк и Фучеджи проходят как подозреваемые по уголовному производству, а второй вообще находится в розыске. Но до сих пор не понятно, почему работники милиции не задерживали людей с оружием, которые были с обеих сторон конфликта. Ведь на Греческой площади присутствовала группа вооруженных работников милиции спецподразделения УБОП "Сокол", а буквально в сотне метров от места событий находится Приморский райотдел милиции, где за 20 минут можно было вооружить весь личный состав. Непонятно, почему скрылся с места событий и не вмешался в происходящее милицейский автопатруль на автомобиле "Рено" (известная ситуация на углу Преображенской и Дерибасовской, когда уже был убит Бирюков). Да и с красными повязками на руках работников милиции до сих пор не все ясно.
Вот короткий рассказ одного из милиционеров ППС:

«На указанной должности работаю с апреля 201З года, в милиции также с апреля 2013 года. Настоящая должность - инспектор патрульной постовой службы ОГУ ГУ МВД Украины в Одесской области. Командир роты ____.
Моя рота обслуживает Приморский район города Одессы. В обязанности входит охрана общественного порядка.
На патрулирование заступаю на 5 рабочих дней с двумя выходными. Я хожу в пеший патруль. На патрулирование выходим в форменной одежде сотрудника милиции, при оружии.
Кроме этого наше подразделение задействуется в охране общественного порядка при проведении массовых мероприятий (футбол, митинги и т.д.).
Таким образом, я принимал участие в мероприятиях по охране порядка, в ходе массовых беспорядков, которые имели место 02.05.2014 года.
02 мая 2014 года, примерно в 07:30 часов, наших сотрудников около 30 человек с различных взводов собрали около штаба полка по адресу: г. Одесса, ул. Филатова, 70, для охраны общественного порядка при проведении футбольного матча «Черноморец» - «Металист». При построении мы были в форменной одежде сотрудников милиции. Из специальных средств при нас находились: защита рук и ног в виде металлических плит чёрного цвета, каска-«сфера», бронежилеты, дубинки, газ, наручники. За получение спецсредств мы расписались в журнале. Огнестрельного оружия у наших бойцов не было. Ротный, капитан ____ объяснил нам задачу на день. Пояснил, что будет футбольный матч. Мы должны были находиться около стадиона, где обеспечивать общественный порядок. О том, что планируются беспорядки, нас никто не предупреждал.
Затем мы погрузились в автобус. Непосредственным нашим командиром был _____ Примерно в 11:00 часов прибыли к стадиону. Через полчаса поступила команда выдвинуться на ул. Греческую. Автобус выдвинулся по указанному адресу. По дороге нам вкратце объяснили, что собирается толпа болельщиков и необходимо наше присутствие.
Примерно в 12:00 часов прибыли на ул. Греческую, точно адрес не помню. Мы сидели в автобусе. На улице была большая толпа народу: футбольные болельщики и другие граждане. Было много флагов Украины, Одессы и футбольных клубов. Люди кричали речёвки, «Слава Украине». Обстановка была спокойная.
Затем около 14:30 - 15:00 часов, точное время указать не могу, на улице начался конфликт, который выражался в криках, оскорблениях, а затем в забрасывании друг друга камнями, палками и другими предметами. Мы вышли на улицу из автобуса. Как я понял, на улице было две противоборствующих группы людей, которые были агрессивно настроены друг к другу. Как стало понятно через некоторое время, разногласия выражались в политических вопросах. Одна сторона была пророссийская, другая - проукраинская.
Необходимо отметить, что с обеих сторон были люди специально одеты и экипированы для массовых беспорядков. Это были каски, щиты, палки, биты, маски. Указать расположение групп я не могу, так как толпа постоянно перемещалась, перемешивалась, было очень шумно и страшно.
Мы вышли из автобуса, перегородили улицу, став между противоборствующими толпами. С нами были сотрудники бывшего «Беркута» - ныне «Специальный батальон милиции». Затем подъехали сотрудники внутренних войск. Сотрудников милиции, которые преграждали улицу, насчитывалось около 100 человек. Нас окружала толпа в несколько сот человек, которые начали перебрасываться через нас в друга друга камнями, коктейлями «молотова», различными предметами. Значительная часть этого попадала в сотрудников милиции. Нам было хуже всего, поскольку не было щитов. При этом мы умудрялись пресекать попытки прорыва наших линий, чтобы не было побоища. Минут через 15 нам после начала беспорядков привезли щиты. Стало легче прикрываться от камней. По щитам периодически била какая-то дробь, но звуков выстрелов я не слышал.



 
Это продолжалось минут 30-40. Противозаконно вели себя обе стороны. Затем участники беспорядков подошли к нам ближе, стали брызгать газом, срывать защиту с рук, забирать палки, выдирать щиты. Тот ряд, где стоял я, штурмовали проукраинские сторонники. Затем мы увидели, что проукраинские сторонники угнали «ЗИЛ» пожарной охраны и направили его на нас. В последний момент нам удалось сделать коридор, машина проскочила нас и врезалась в столб. При этом водитель в последний момент выпрыгнул из машины. Чудом никто из нас не пострадал.


В ходе этого произошёл следующий случай. Одному из наших сотрудников оказывали медицинскую помощь - бинтовали голову. Рядом с ним находились бинты, зелёнка и широкий скотч красного цвета. По опыту уличных беспорядков Киева, где мы принимали участие, знали, что в столкновениях защита плохо держится на руках и ногах - её легко содрать. Ещё в Киеве мы скотчем обматывали защиту на руках и ногах. Таким образом, кто-то из наших сотрудников взял этот скотч и примотал себе защиту на обеих руках, а затем передал по шеренге его дальше, и все, кто хотел, обмотал этим скотчем свои руки. Ребята, которые стояли рядом со мной, намотали себе скотч, сколько было таких сотрудников, не знаю.
 Таким образом, от горящих коктейлей, палок и газа нам приходилось отступать. Меня лично несколько раз ударили палками, забрали резиновую палку, обрызгали газом и рядом со мной разбился «коктейль Молотова». Именно нас атаковали проукраинские сторонники. После того, как нас чуть не протаранил угнанный «пожарный «Зил», мы отошли к стенам домов. При этом пророссийские сторонники куда-то пропали, я даже не заметил куда. Толпа проукраинских сторонников немного успокоилась и стала собираться с кучу, а затем, минут через 15 двинулась в сторону ЖД вокзала. Мне было трудно что-то запоминать и анализировать, так как мы находились под постоянным обстрелом и нападениям. К этому времени к нам подъехало всё руководство полка. Не знаю от кого, но поступила команда выдвигаться в сторону ЖД вокзала. Мы направились в ту сторону и шли вместе с проукраинскими сторонниками, окружая их с двух сторон, как бы в коридоре. Двигались в основном спокойно, на нас не нападали.
За полчаса дошли до Куликового поля. Когда мы пришли, около Дома профсоюзов всё горело, из самого здания валил чёрный дым. Были слышны крики людей. На месте были машины пожарной охраны и кареты скорой помощи. Пожарные тушили здание, врачи оказывали медицинскую помощь. Около здания находилась толпа народу. Мы стали с левой стороны здания и не давали людям подойти к зданию. По указанию заместителя командира роты Пашка В.В. мы вместе с «Беркутом» оцепили здание. Не давали возможности агрессивной толпе подойти к зданию, обеспечивали погрузку людей из здания в автозаки, которые стояли рядом с нами. Таким образом, когда мы подошли, самая страшная фаза беспорядков закончилась. Толпа уже не кидала «коктейли молотова», не била людей. Толпы проукраинской молодёжи ходили по площади, периодически нападая на нас, оскорбляли.
В оцеплении мы простояли до 24:00 часов. Всё это время пожарные и врачи делали свою работу. Мы никого не задерживали, толпу не разгоняли. Люди сами разошлись по домам. На этом всё закончилось».
 
Среди пострадавших во время массовых беспорядков было более 40 сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск. У некоторых травмы были достаточно тяжелые.
Вот отрывок из милицейской сводки №122 от 2.05.2014 г.: "По состоянию на 19.45, 02.05.2014 г. 18 сотрудников милиции травмировано, из них 5 получили огнестрельные ранения". Очень разной была роль в этих событиях сотрудников милиции и бойцов внутренних войск. Внутренние войска, еще со времен Советского Союза, были обучены на подавление массовых беспорядков, и в событиях на Греческой площади они стали серьезным сдерживающим фактором. При этом, мало кто знает, что «в цепи», возле «Афины», разделявшей убивавших друг друга представителей Майдана и Антимайдана, вместе с рядовыми бойцами стоял начальник Южного территориального командования ВВ генерал К., который получил там серьезное ножевое ранение. Там же получил ранение командир одной из в/ч внутренних войск, который после оказания первой медицинской помощи опять вернулся в строй и выбыл уже после второго ранения, сопровождавшегося потерей сознания, возле Дома Профсоюзов.


Конечно, никакие травмы и ранения не снимают ответственности с милиции за гибель людей. Если бы работники милиции действовали по-другому 2 мая 2014 г., то таких катастрофических последствий эта ситуация не имела бы. Но надо отметить, что все рядовые работники милиции и командиры подразделений внутренних войск в беседе с членами "Группы 2 мая" акцентировали внимание на том, что они ждали четких команд и распоряжений от начальника областного управления милиции и его заместителей. Но так и не дождались. А проявлять инициативу и действовать на свой страх и риск, исходя из сложившейся ситуации, сотрудники правоохранительных органов в Украине не привыкли. «Воспитание» не то и моральные принципы.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий