6 нояб. 2014 г.

Главный фигурант трагедии 2 мая: деньги за перенос палаточного городка «Антимайдана» получил Егор Кваснюк — сейчас он в России


Член "Группы 2 мая" журналист Татьяна Герасимова взяла интервью у Сергея Долженкова, который находится сейчас в СИЗО и ответил письменно на переданные ему через адвоката вопросы.


Сергей Долженков — активист «Антимайдана», известный в организации «Одесская Дружина» под псевдонимом «Капитан Какао». Через несколько дней после трагических событий 2 мая он был задержан и сейчас находится в одесском СИЗО, где знакомится с материалами уголовного дела. Наряду с Артемом Давидченко и Виталием Будько следствие считает Долженкова одним из организаторов массовых беспорядков.
В свою очередь, Сергей Долженков утверждает, что он лично 2 мая в в районе Греческой площади не находился и не знает человека, который повел активистов «Куликова поля» по улицам города.
Журналист Татьяна Герасимова взяла у Сергея Долженкова интервью. Бывший активист «Антимайдана» рассказал об организациях Куликова поля, об источниках их финансирования, об отношениях с представителями противоположного лагеря.
Сегодня мы публикуем это интервью полностью. 



Татьяна Герасимова: Скажите, какие джентльменские договоренности были между «Одесской дружиной», «Евромайданом» и милицией? Кто контактировал с каждой стороны? Выполнялись ли обязательства до 2 мая?
Сергей Долженков: За пару дней до 10 апреля в здании облГАИ была проведена встреча представителей «Антимайдана», «Евромайдана», офицерских общественных организаций, руководства УВД области с целью достижения договоренностей о недопущении провокаций и срыва празднования Дня освобождения Одессы и снижения «напряженности» в целом.
Из уважения к этому святому празднику, к ветеранам и простым одесситам, указанными сторонами были подписаны формальные заявления об обеспечении правопорядка 10.04.2014 г.
Однако 10 апреля представителями «Евромайдана» эти договоренности были нарушены путем проведения провокационной акции по блокированию кандидата на пост президента Украины Олега Царева на 11-й станции Большого Фонтана, которая привела к столкновениям. Более никаких «джентльменских договоренностей» между сторонами за все это время не было.
Т.Г.: Какие основные группы существовали внутри Куликова поля? Кто был их лидерами, какие у них были отношения?
С.Д.: «Народная дружина Одессы», «Одесская дружина» — это основные группы, имевшие в своем составе несколько тысяч активистов. Другие были малочисленные и не имели четкой структуры. Среди таких были: «Народная альтернатива», «Боротьба», «Православные» В.Каурова, казачьи, ветеранские общественные организации и другие. Все эти организации были союзниками. Разногласия были незначительными и носили только организацион ный характер.
«Народной дружиной Одессы» руководил Артем Давидченко, «Одесской дружиной» — Дмитрий Одинов, Денис Яцюк, «Боротьбой» — Алексей Албу. Со сцены на Куликовом поле выступали различные «лидеры», однако таковыми не являлись. Никого из них я не знаю.



Т.Г.: С какими группами и лидерами Евромайдана были конструктивные, с какими — негативные отношения?
С.Д.: Адекватными представителями «Евромайдана» были В. Свичинский, В. Устименко — члены «Самообороны Одессы». Лидер «Правого сектора» Одессы С. Стерненко является конфликтным человеком, с которым не находят общий язык руководители и активисты других организаций «Майдана».
Отношения между «Антимайданом Одессы» и «Правым сектором» Одессы были резко негативные.

"Группа 2 мая": некоторое время в палаточном городке жил активист организации «Черная Сотня» из Санкт-Петербурга Антон Раевский. В марте 2014 года он предложил «Одесской дружине» ликвидировать лидера одесского «Правого сектора» и был готов сделать это лично. «К сожалению, руководители «Одесской Дружины» ответили мне отказом. Отговорки были разные, что, мол, якобы это ничего не изменит, что на место него пришлют другого человека, что эскалация конфликта сейчас не уместна» — сказал Раевский в интервью газете «Вести».

Т.Г.: Кто из лидеров Куликова поля участвовал в переговорах об освобождении площади? Какими обязательствами сопровождалась передача денег? Кто финансировал процесс, кто передавал и кто их получил? Как они были распределены?
С.Д.: Главным инициатором переноса палаточного городка на Куликовом поле был Егор Кваснюк. Какую организацию он представлял — мне неизвестно. В материалах уголовного производства по факту беспорядков 2 мая имеется информация о том, что денежные средства он получил в кафе «Палладиум» от неизвестного представительного мужчины. За какие услуги — мне неизвестно. Егор Кваснюк предлагал представителям «Народной дружины» освободить Куликово поле для проведения парада 9 мая, а также в связи с высокой температурой воздуха, перебоями с водой и едой в палаточном городке. Однако представители «Народной дружины» отказались, так как лагерь был «символом протестного движения «Антимайдана».



Т.Г.: Планировала ли «Одесская дружина» противодействовать планам ликвидации палаточного городка?
С.Д.: «Одесская дружина» имела на Куликовом поле свой палаточный городок, который был штабом данного движения. В нем проживали активисты, которые обеспечивали безопасность митингующих при проведении массовых собраний, а также безопасность самого городка. С середины апреля, в связи с резким потеплением, условия проживания в лагере стали ухудшаться. В палатках было жарко, тень на территории городка отсутствовала, были проблемы с водой. В связи с этим, руководством «Одесской дружины» было принято решение о переформатировании палаточного городка на Куликовом поле в летний военно-спортивный лагерь на берегу моря.
Данное решение о переносе лагеря «Одесской дружины» было принято задолго до каких-либо переговоров о переносе палаточного городка Куликова поля и исходило только от руководства данной организации, без внешнего влияния.
Так, руководством «Одесской дружины» решался вопрос о переносе городка на территорию причала в районе пляжа «Ланжерон» и «Робинзон», где активисты смогли бы проводить ежедневные тренировки, обучаться военному делу, изучать цели, задачи, идеи, политику, проводимую Одесской дружиной, и т.п. Однако, данный вопрос решен не был по ряду объективных причин.
В конце апреля 2014 года поступила информация о том, что руководство города согласовало место размещения летнего военно-спортивного лагеря «Одесской дружины» на 411-й батарее [Мемориал 411-й береговой батареи на окраине Одессы — прим. "Группы 2 мая".]. Руководством дружины было принято решение о переносе, так как место для его размещения совпадало с первоначальными планами переноса городка ближе к береговой зоне. Финансовые затраты на переезд лагеря были минимальными — был арендован только большегрузный транспорт. «Одесская дружина» финансировалась исключительно за счет личных средств руководства дружины и его активистов, пожертвований, собранных на массовых акциях протеста, а также от граждан стран СНГ (пользователей сети «ВКонтакте» и сайта «Одесской дружины»).



Т.Г.: С какой целью активисты «Одесской дружины» собирались на Александровском проспекте днем 2 мая?
С.Д.: Для проведения марша по улицам города под лозунгами: за федерализацию, государственный статус русского языка, за дружбу между Россией и Украиной, а также для пресечения провокаций со стороны футбольных «ультрас», «Правого сектора» и завезенных боевиков, для защиты граждан от радикально настроенных «проукраинских» активистов, — в связи с полнейшей деморализацией милиции и ее неспособностью обеспечить правопорядок.
Т.Г.: Было ли огнестрельное оружие у сторонников Куликова поля, если да — то какое именно и у каких групп?
С.Д.: Насчет огнестрельного оружия в лагере на Куликовом Поле мне ничего не известно. Однако травматические пистолеты были в основном у казачьих организаций, так как они имели право в законном порядке его получить.
Т.Г.: Использовали ли активисты Куликова поля помещения Дома Профсоюзов до 2 мая?
С.Д.: Использовали только для набора там питьевой воды. Ни один активист туда не заходил, не проживал там и не хранил вещи. Воду сотрудники Дома Профсоюзов давали только по их личным убеждениям, без каких-либо угроз и принуждения.
Т.Г.: Почему местом столкновения был избран именно район исторического центра (Греческая, Дерибасовская)?
С.Д.: Оба марша (назову их «За единство Украины» и «За федерализацию Украины») были несанкционированными. Стороны не знали маршрут движения каждой из колонн. Однако обе стороны хотели прийти маршем именно по центральным улицам для демонстрации своей позиции. Целенаправленно место не выбиралось.



Т.Г.: Кто такой Виталий Будько по кличке «Боцман»? Что Вы о нем знаете? Какие Вас с ним связывали отношения? Знаете ли Вы, из какого оружия стрелял Боцман, на кого оно зарегистрировано, где он его взял? Где в настоящее время находятся сам Боцман и его оружие?
С.Д.: Лично с ним я не знаком, отношений никаких не поддерживал. Данный человек не входил и не мог входить в круг моего общения в силу ряда субъективных причин. Визуально я знал этого человека и кличку «Боцман». Его имя и фамилию узнал из СМИ и материалов уголовного производства. Исходя из фотоснимков могу сказать, что у него был охотничий карабин «Сайга» либо «Вулкан», переделанный из автомата Калашникова. Где он его взял, его нынешнее местонахождение и местонахождение его оружия мне неизвестны.



Т.Г.: Какие отношения у вас были с замначальника областной милиции Фучеджи? Какие были договоренности с ним накануне 2 мая? О чем Вы с ним говорили в центре города до начала беспорядков?
С.Д.: Близко с Дмитрием Фучеджи я не был знаком. Несколько раз видел его за время моей работы в ОВД г. Одессы, а также один раз общался в ходе своей общественной деятельности. Мне также неизвестен его мобильный телефон, как и ему мой.
Как мне известно, человек на данном фото говорил с Фучеджи о способе пресечь провокации со стороны участников марша «За единство Украины», обеспечении правопорядка при проведении данной акции и маршруте движения каждой из колонн, так как они не согласованы, и активисты могли наткнуться друг на друга.
Т.Г.: Знаете ли Вы Анну Усатенко? Какие отношения Вас с ней связывали? Какова ее роль в событиях 2 мая?
С.Д.: Анна Усатенко мне лично неизвестна. Из материалов уголовного производства по факту массовых беспорядков 2 мая мне стало известно, что она напрямую связана с Егором Кваснюком, «Народной дружиной», является адвокатом. На данный момент вместе с Егором Кваснюком находится в Российской Федерации.
Т.Г.: Какие отношения связывали вашу организацию и «Православное казачество»? Была ли у вас договоренность с православными казаками, что они к вам присоединятся? Какова роль православных казаков в столкновениях в центре города?
С.Д.: Кроме самого названия «Православное казачество» мне о них ничего не известно. К казачьим организациям у меня нейтральное отношение, иногда скорее негативное по ряду субъективных причин. Каких-либо договоренностей у «Одесской дружины» и казаками не было, их роль 2 мая мне не известна.
Т.Г.: Известен ли вам «Полковник» — полковник Якименко из «Союза советских офицеров»? Была ли между вами какая-то договоренность — например, о том, что они присоединятся к вам в центре города? Какова их роль в массовых беспорядках 2 мая? Как, по Вашему мнению, они оказались в Доме Профсоюзов?
С.Д.: Гражданин Якименко стал мне известен только в Одесском СИЗО — я познакомился с ним в корпусе, где проводятся следственные действия. Ранее я никогда его не видел, роль его и «Союза советских офицеров» 2 мая мне не известны.
Т.Г.: Что вы хотели бы сказать в заключение?
С.Д.: На справедливый суд я не рассчитываю. Дело носит явный характер политического заказа и репрессий, с огромным количеством нарушений прав человека, процессуальных документов.

Фото - из архива http://dumskaya.net/

1 комментарий:

  1. Верите всему? Если отвечал письменно, было много времени обсудить ответы. Понятно, посоветовавшись с адвокатом.

    ОтветитьУдалить