27 нояб. 2014 г.

Суд над участниками майской трагедии превратился в балаган: записки на коленях из зала заседаний

Сергей Дибров, корреспондент сайта "Думская" и по совместительству член "Группы 2 мая", поделился своими впечатлениями о первом дне судебного заседания по "делу 2 мая".


В Приморском райсуде Одессы началось рассмотрение первого уголовного дела по трагическим событиям 2 мая. Сейчас на скамье подсудимых — 20 человек, из них десять содержатся под стражей. И это только начало: по информации следствия, общее количество подозреваемых по всем эпизодам составляет 114 человек.
В нынешнем уголовном процессе участвуют подсудимые (20 человек), их защитники и законные представители, потерпевшие, их защитники и законные представители, конвоиры, государственный обвинитель, коллегия судей. Весь этот коллектив с разместился в относительно небольшом кабинете №133 Приморского суда.
Интерес к этому делу огромный: расследованием событий 2 мая интересовались все, от региональных СМИ до Совета безопасности ООН. Поэтому вполне ожидаемо, что в зале суда хотят присутствовать представители различных международных организаций, журналисты, активисты общественных организаций Евромайдана и Антимайдана. И естественно, имеют на это полное право. С этой нагрузкой кабинет справился, но с трудом, и большинству пришлось наблюдать за процессом стоя.




Сразу после того, как участники процесса разместились в зале, выяснилось, что завести подсудимых за решетку уже невозможно. Поэтому суд потребовал от присутствующих, причем в первую очередь журналистов, выйти из зала, чтобы ввести фигурантов дело.
На это ушло 50 минут. Потом оказалось, что в зале нет звукоусиливающей аппаратуры — присутствующие не могли расслышать даже элементарных вещей, например фамилий подсудимых.
В ходе заседания было подано ходатайство, для принятия решения по которому суд удалился на совещание. После этого пришлось еще раз выставить из зала всех присутствующих — чтобы конвой мог вывести подсудимых из-за решетки. Опять-таки в первую очередь суд попросил убраться журналистов.
Через полчаса суд принял решение, и заседание продолжилось — сразу после того, как присутствующих выставили из зала еще раз, чтобы ввести подсудимых. Процедура повторилась еще раз, когда суд удалился на совещание, чтобы принять решение о возможности продолжения процесса…
В такой ситуации хочется напомнить некоторые нормы права. Во-первых, по поводу журналистов. Они не просто имеют право свободно присутствовать в зале суда. Статья 328 Уголовного процессуального кодекса предоставляет работникам СМИ приоритетное право присутствовать на заседаниях — наряду с близкими родственниками и членами семей обвиняемых и потерпевших. Поэтому явное недовольство некоторых членов судебной коллегии присутствием в зале суда журналистов вызывает как минимум удивление.
Подсудимых обвиняют в организации массовых беспорядков — так что, нечего удивляться тому, что количество желающих присутствовать на процессе тоже будет массовым. Неоднократно говорилось о том, что залы заседаний Приморского суда не приспособлены для рассмотрения дел с таким количеством участников процесса.
Во-вторых, процессуальным законодательством проведение выездных заседаний прямо не предусмотрено, но также нет прямого запрета рассматривать дела за пределами здания суда. Прецеденты есть: например, судебные заседания регулярно проводятся в следственных изоляторах.
В истории Украины есть пример рассмотрения резонансного дела по массовым беспорядкам, которые происходили в Киеве 9 марта 2001 года, во время акции «Украина без Кучмы». Тогда на скамье подсудимых оказалось 19 человек, а судили их в зале кинотеатра «Загреб», что позволило удобно разместиться все желающим.
Нынешний же суд напоминал не строгое процессуальное действо, а форменный балаган. Если Приморский суд и судебная администрация не сделают выводов из сегодняшних событий, то отношение к результатам такого рассмотрения будет аналогичным.






















Комментариев нет:

Отправить комментарий