18 дек. 2014 г.

Мнение адвоката: «Если суд по 2 мая перенесут в другую область Украины, это будет катастрофа»


После окончания второго заседания в Апелляционном суде Одесской области о смене территориальной подсудности уголовного дела по событиям 2 мая член «Группы 2 мая», журналист Татьяна Герасимова взяла интервью у адвоката одного из обвиняемых Кирилла Шевчука.
- Кирилл, объясните, пожалуйста, что происходит сейчас в Аппеляционном суде Одесской области.
- Рассматривается уже второе представление председателя Приморского суда г. Одессы С.Кичмаренко о том, чтобы направить уголовное дело по 2 мая в другой суд в границах юрисдикции Апелляционного суда Одесской области. В первом представлении, которое рассматривалось в Апелляционном суде 4 декабря, в качестве основания приводился такой аргумент: уголовное дело находится в производстве коллегии, в которой только один судья – председательствующий в коллегии А.В.Дерус - специализируется на рассмотрении уголовных дел, а двое других судей 
рассматривают гражданские дела. Но дело в том, что сегодня нет законодательного разделения судей в коллегиях на гражданскую и уголовную специализацию, это пока только в экспериментальном порядке вводится в некоторых судах. Первое представление Апелляционный суд не поддержал и оставил дело в Приморском суде. 15 декабря рассматривалось новое представление о смене территориальной подсудности, связанное с тем, что судья А.В.Дерус заявил о самоотводе. Но из-за того, что на заседании отсутствовал прокурор, а из Приморского суда не пришли все необходимые документы, рассмотрение вопроса отложили на 19 декабря.
- Каков ваш прогноз? Удастся ли перенести рассмотрение этого резонансного дела в другой суд?
- Я могу только предположить: если председатель Приморского суда уже второй раз обращается по одному и тому же вопросу в Апелляционный суд, то он может все-таки добиться своей цели, хотя оснований для смены территориальной подсудности у него, насколько я понимаю, больше нет. Но если суд все-таки перенесут, то главный вопрос - куда? Если в другой районный суд Одессы – это устроило бы всех участников процесса. Могут также передать в любой районный суд области, хотя в районных судах может не найтись нужного количества судей с необходимой квалификацией. А вот если суд перенесут вообще в другую область – это будет катастрофа для самого судебного процесса. Потому что собрать 21 обвиняемого, из которых 9 находятся под стражей, а 12 под домашним арестом, очень тяжело. Первое заседание в Приморском суде прошло без одного обвиняемого, который не явился. И это в Одессе! А как обеспечить явку 21 человека в суд другой области? А адвокаты, свидетели, потерпевшие и их адвокаты? Это же сотни людей. Если передадут в одну из центральных или западных областей, на этот процесс можно вообще не ездить. Он превратится просто в показательную порку подсудимых обвиняемых. И я не смогу участвовать в таком процессе. Если в Одессе я могу спокойно ездить по городу, выступать в суде, могу свободно говорить, о том, что я думаю, то в других областях Украины я не смогу себя чувствовать так безопасно. Когда 27 ноября под Приморским судом собрались активисты «Правого сектора» и «Свободы», и обстановка была достаточно напряженной, то обошлось без эксцессов, потому что милиция быстро взяла ситуацию под контроль.
- Пока что в Апелляционном суде я вижу только активистов с Куликова поля, которые устраивают митинги в коридоре суда.
- Быть может, то, что рассматривают здесь, не столь интересно? Ведь здесь не слушают дело по существу.
- Даже если дело, дай Бог, оставят в одном из одесских судов, все равно ведь может возникнуть проблема с помещением. Столько участников процесса одномоментно не сможет вместить ни один зал в Киевском, Малиновском или Суворовском суде.
- Есть основной состав суда, который должен обязательно присутствовать при рассмотрении дела: судьи, секретарь, прокурор, обвиняемые и защитники. Остальные, например, потерпевшие родственники, журналисты, могут присутствовать только на тех заседаниях, где затрагиваются их интересы. А свидетелей тоже всех сразу в суд не вызывают. Так что мы говорим о количестве порядка 60-70 человек. И особых проблем я здесь не вижу. В Украине есть опыт проведения выездного заседания суда в одном из кинотеатров г. Киева. Но нам даже и это не требуется. Здесь, в Апелляционном суде, есть актовый зал, способный вместить в себя человек 700. Это очень удобный вариант: в здании суда есть специальное помещение для конвоирования обвиняемых, клетку можно смонтировать и в самом зале.
- Как вы оцениваете вообще перспективы этого дела? Будут ли в результате судебного процесса найдены действительные виновные в том, что произошло 2 мая в районе улиц Дерибасовская, Греческая, ТЦ «Афина»? Те, кто устроил беспорядки, те, кто стрелял и убил шестерых людей и ранил более сотни граждан?
- Мое мнение: виновные не будут найдены и наказаны. Причина одна: следствие проведено из рук вон плохо. Можно даже сказать, что оно вообще не проведено. Не установлены все события, не исследованы все версии. Каким путем пошло следствие? Поймали несколько десятков человек в ТЦ «Афина», отправили их в СИЗО и фактически «назначили» ответственными за все, что случилось. Можно сказать, факты и обстоятельства «натягивают» на этих людей. Я спрашивал у следователей: а вы проверяли версию, которую высказал бывший зам. начальника областного управления милиции Д.В.Фучеджи? Все-таки он не последней фигурой был в руководстве милиции области, отвечал за общественность безопасность вообще и 2 мая в частности, был на Греческой, много видел и много знает. И я считаю, что его версию о том, что к событиям могут быть причастны высокопоставленные чиновники нашего государства, необходимо было проверить. Мне ответили: «Вы что, с ума сошли? Фучеджи – это же преступник, зачем мы будем его слушать?». У следователей был четко установлен вектор расследования, и они по нему шли. Никакие другие версии, на мой взгляд, вообще не рассматривались.
- Насколько следствие политизировано, на ваш взгляд?
- Оно крайне заполитизировано. Если бы следствие проводилось объективно, если бы в нем не было сильной политической составляющей, мы бы легко доказали невиновность большинства обвиняемых. Ведь в деле практически отсутствуют доказательства вины, обвинения фактически базируются на показаниях обвиняемого Посьмиченко. Он тоже был задержан в «Афине» и был вначале подозреваемым. Потом, насколько я знаю, обвинения с него были сняты, а его перевели в статус свидетеля.
- В СМИ сообщали, что Посьмиченко пошел на сделку со следствием.
- Да, он пошел на сделку со следствием, и через четыре месяца после начала расследования дал показания на остальных фигурантов. Оговорил он их при этом или нет – следствием не установлено. Я настаивал на проведении перекрестного допроса с моим клиентом, чтобы установить правдивость этих показаний, с применением полиграфа. Но следователи мне отказали. Ну, и, кроме того, его показания были взяты с нарушениям, в том числе процессуальными. Если изучать личность Посьмиченко, мы узнаем, что этот человек уже дважды судим, по информации от обвиняемых, он был наркоманом. Все это характеризует его как человека ненадежного. А раз так, то опираться на его показания как на доказательства нельзя. Остальные доказательства в отношении моего клиента – два видеоролика по 10-15 секунд, на которых изображен человек, очень отдаленно напоминающий моего клиента. Но даже этот отдаленно похожий на моего клиента человек ничего противозаконного не делает: на одном ролике он просто стоит, на другом тащит какой-то железный ящик. Да и одет и обут был этот человек совершенно не так, как был одет и обут мой клиент. На видео он в берцах, а задержали моего клиента в легкой обуви типа мокасин.
- Меня вот еще что удивляет. 2 мая было возбуждено уголовное дело №12014160500003700 по признакам уголовных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 115 УК (умышленное убийство, срок лишения свободы - от 7 до 15 лет), ч. 2 ст. 194 (умышленное уничтожение или повреждение имущества путем подрыва, поджога, которое повлекло гибель людей, срок - от 3 до 10 лет), ч. 2 ст. 294 (организация массовых беспорядков, повлекших гибель людей, от 8 до 15), ст. 341 (захват государственных или общественных зданий), ч. ч. 1, 2 ст. 296 (хулиганство, от полугода до 5 лет, групповое хулиганство, до 4 лет), ч. 3 ст. 345 (умышленное причинение вреда работнику правоохранительных органов при исполнении им служебных обязанностей, от 5 до 12 лет). Из тех 21, кто сегодня находится на скамье подсудимых в Приморском суде, один обвиняется по ч. 2 ст. 263 (изготовление и ношение холодного оружия, максимальный срок – 3 года) и по ч.2 ст. 294. Все остальные – по ч. 2 ст. 294. В основном, это люди, задержанные в ТЦ «Афина». А куда остальные статьи Уголовного кодекса Украины подевались?

- Вопрос интересный. В уголовном деле есть видеозаписи, там хорошо видны лица людей как со стороны Евромайдана, так и со стороны Антимайдана, которые совершал и те или иные правонарушения. Люди ходят с палками, битами, камнями, кидают их в других людей, изготавливают и поджигают коктейли молотова, бросают, есть и стреляющие. Многие лица открыты, без масок. При ярком свете дня они четко видны. Но следствие не пыталось установить личности этих людей. А у того человека, что изображен на видео и которого следствие считает моим клиентом, лицо частично скрыто балаклавой, и его умудрились идентифицировать. Создается впечатление, что тех, кто действительно совершал преступления, даже не искали. И мы их не видим сегодня ни среди подозреваемых, ни среди обвиняемых, ни даже среди свидетелей. Еще один вопрос. В центре города, по официальным данным, было смертельно ранено и убито 6 человек. Из них четверо тех, кто симпатизировал идеям антимайдана. Кто в них стрелял? Сотрудники милиции никого не убили 2 мая. Эти люди себя сами убили? Почему нет среди подозреваемых людей с противоположной стороны «баррикады»? Следствие не ответило ни на один из этих важнейших вопросов. Что ж, будем добиваться ответов в суде.

Комментариев нет:

Отправить комментарий