23 янв. 2015 г.

Шестидесяточка

Сегодняшнее заседание в Малиновском суде началось традиционно: задержка судебной коллегии почти на час, толпа перед входом в зал заседания, перекрытым милицией, - потерпевшие и журналисты, чуть поодаль адвокаты.


Две команды активистов: куликовцы, в основном женщины пожилого возраста, и люди в камуфляже с эскортом девочек-малолеток, беспардонно щелкавших на свои мыльницы всех подряд, разумеется, без всяких просьб и извинений. Мягко и неназойливо милиционеры внедрились между двумя группами, разделив их. И хорошо сделали, ибо тут же грянул гимн. Мне не повезло больше всех: прямо над моим ухом орал внушительного роста мужик с  необъятной, видимо, диафрагмой. Поэтому возникший между нами представитель правоохранительных органов буквально спас мои барабанные перепонки.
Тут же "рванули на груди тельняшку" их политические оппоненты, затянув самозабвенно "Вставай, страна огромная". В какой-то момент этой какофонии мне послышалось "Славное море священный Байкал" , и я слегка замечталась, что все певцы сейчас возьмутся за руки и  гуськом двинутся к выходу из Малиновского суда  - и уйдут от нас в даль светлую вдоль по улице Василя Стуса, по Ивановскому путепроводу, мимо "Седьмого километра", где растворятся где-нибудь среди виноградников бывшего учхоза им. Трофимова.
Но оппоненты не торопились сливаться в певческом экстазе, а судьи тоже все не появлялись, и потому нам пришлось выслушивать еще и кричалки, дразнилки и  обзывалки.
Таким веселым, задорным троллингом лучшие люди нашего города решили отметить  оглашение ухвалы судейской коллегии Малиновского суда по поводу продления/непродления меры пресечения для содержащихся под стражей обвиняемых по уголовному делу о массовых беспорядках 2 мая. Которые, напомню, находятся за решеткой уже почти 9 месяцев.
В зал, как и вчера, пустили только участников процесса и буквально трех-четырех представителей СМИ. Ни одной видеокамеры, ни одного фотоаппарата. Остальным журналистом было строго отказано по причине отсутствия мест в зале. А стоять в зале суда, как нам было сказано, низзя. Хотя еще вчера почему-то было можно.
Председательствующий судья Ищенко начал зачитывать ухвалу. В какой-то момент показалось, что суд выйдет за рамки установившейся традиции нарушения закона, прав человека, конвенций и пленумов и объявит решение, приняв во внимание многочисленные доводы защитников и просто здравый смысл и понятия о справедливости. Среди нагромождения статей, юридических терминов даже прозвучало обнадеживающее: "клопотання прокурора задовольнити частково" и родило догадки: кого-то наверное, отпустят, а кому-то снова не повезло. Увы, "часткове задовольнення клопотання прокурора" касалось, как мне пояснили адвокаты, правильного написания срока содержания под стражей: прокурор написал два месяца, а надо было - шестьдесят дней. Арестованные обвиняемые, все до одного, включая Мефедова, который был в Доме профсоюзов и никакого отношения не имеет к событиям на Греческой,  получили еще по "шестидесяточке" - до 26 марта.
Пока присутствующие сосредоточенно внимали скороговорке судьи, чьи-то заботливые руки тихонько внесли в зал заседания два стула, на которых так же незаметно материализовались два важных солиста-гимнопевца: тот самый, с необъятной диафрагмой, и его сподвижник, который тут же беззастенчиво начал фотографировать лица обвиняемых. Это вызвало скандал, участники заседания потребовали от судей прекратить съемку. На что судьи отреагировали весьма оригинально: просто прекратили заседание, объявили, что дата следующей встречи в доме Фемиды будет объявлена в телефонном режиме, и удалились из зала.
 Остальным - обвиняемым, которые находятся под домашним арестом, потерпевшим, в том числе родственникам погибших, журналистам, представителям ОБСЕ и Мониторинговой миссии ООН по правам человека - повезло меньше: оказалось, что ворота суда заблокированы людьми в камуфляже с государственной символикой, нарукавными повязками с названием "Правый сектор" и в масках. Поэтому всем нам не удалось так быстро, как судьям, попасть по домам. И мы волей-неволей стали свидетелями того, как эта группа граждан пыталась избавиться от излишков общественного темперамента, "обезвреживая" подозрительных прохожих.














Фото - Думская.

Комментариев нет:

Отправить комментарий